19 февраля, в рамках ММЛФ, состоится масштабная бизнес-вечеринка для логистов
19 февраля, в рамках ММЛФ, состоится масштабная бизнес-вечеринка для логистов
ИТ-решения для складов и портов требуют все больше гибкости и простоты
14.01.2021
ИТ-решения для складов и портов требуют все больше гибкости и простоты
«Европак» в 2020 году отправил на экспорт свыше 400 тыс. тонн наливных грузов
«Европак» в 2020 году отправил на экспорт свыше 400 тыс. тонн наливных грузов
DHL Express приобрел восемь новых Boeing 777 Freighter
DHL Express приобрел восемь новых Boeing 777 Freighter
С 1 января стартует обязательная маркировка товаров легкой промышленности
С 1 января стартует обязательная маркировка товаров легкой промышленности
Инновации от НЛМК — теперь в Specta
Инновации от НЛМК — теперь в Specta
Контейнеры Utz в логистической лаборатории
Контейнеры Utz в логистической лаборатории
СИБУР заключил первый контракт на поставку сырья для будущего производства «зеленой гранулы»
СИБУР заключил первый контракт на поставку сырья для будущего производства «зеленой гранулы»
«АНТ Технолоджис» интегрировала WMS Logistics Vision Suite с системой маркировки обуви на распределительном центре Metro Group Logistics
«АНТ Технолоджис» интегрировала WMS Logistics Vision Suite с системой маркировки обуви на распределительном центре Metro Group Logistics
«220 Вольт» открыла мультифункциональный логистический терминал в Нижнем
«220 Вольт» открыла мультифункциональный логистический терминал в Нижнем
Союз мороженщиков просит отложить запуск маркировки
Союз мороженщиков просит отложить запуск маркировки
Инвестиционная привлекательность складов побила семилетний рекорд
Инвестиционная привлекательность складов побила семилетний рекорд
 14.01.2021

ИТ-решения для складов и портов требуют все больше гибкости и простоты

В логистической отрасли влияние пандемии проявилось одновременно в двух разнонаправленных трендах. С одной стороны, компании понесли потери из-за резкого сокращения некоторых традиционно доходных сегментов рынка. С другой, введенные в связи с эпидемией ограничения стимулировали бурный рост интернет-торговли, что, в свою очередь, создало возможности для развития логистических компаний. Однако, чтобы ими воспользоваться, участникам рынка потребуется серьезная оптимизация бизнес-процессов за счет внедрения автоматизированных систем, отмечает генеральный директор «Солво» Елена Гребенщикова. В интервью РБК Петербург она рассказала, как цифровая революция трансформирует логистический рынок, а вместе с ним — и привычные представления о конкурентных преимуществах.

Отраслевая специфика

— Пандемия обусловила «цифровой скачок» во многих отраслях экономики. Распространился ли он на рынки грузоперевозок и складской логистики? Ускорились ли процессы цифровой трансформации в этих отраслях?

— Здесь мы сталкиваемся с двоякой ситуацией. С одной стороны, логистика в целом сегодня столкнулась с новыми вызовами, это и многократное увеличение интернет-заказов — высокими темпами развивается вся индустрия e-commerce, маркетплейсы. С другой стороны, падает грузооборот морских торговых портов, как во всем мире, так и в России, хотя и в меньшей степени. Это, кроме прочего, означает, что у портов появляется свободный ресурс на автоматизацию. Зато очень активизировались железнодорожные операторы. Как иллюстрация — мы сейчас принимаем участие сразу в нескольких крупных тендерах в России, на Ближнем Востоке и в Европе, и число заявок в целом стало больше почти на 20% относительно прошлого года, а также внедряем нашу систему в несколько крупных железнодорожных компаниях.

Совершенно другая тенденция — это необходимость обеспечения удаленных рабочих мест для менеджеров и руководителей, которые взаимодействуют с нашей системой на местах. Если раньше они могли контролировать все процессы прямо в порту, то теперь остро встает необходимость в таких инструментах, как Android-приложения для визуализации отчетности по основным показателям эффективности работы порта (KPI) из любой точки мира через центральный сервер, модернизация Web-порталов.

— Компании из каких сегментов логистической отрасли были наиболее активны в этом году? Какие игроки, наоборот, заморозили или отложили проекты автоматизации в текущих экономических условиях?

— В этом году в России был заметен всплеск интереса к системам управления складом [Warehouse Management System, WMS — ред.] и двором [Yard Management System, YMS. — ред.] от 3PL операторов [Third Party Logistics — 3PL — комплекс логистических услуг от хранения и комплектации до доставки потребителю — ред.], продуктовых ритейлеров разного калибра. Но наибольший интерес к нашим продуктам был со сторон фармацевтических компаний из разных регионов.

Поэтому говорить о повальной заморозке проектов в каких-либо сегментах однозначно нельзя, ведь логистическая отрасль продолжает активно развиваться, несмотря на кризис. И сервисы доставки — это лишь вершина айсберга. Несколько снизился процент проектов от компаний промышленного производства, однако, это скорее временное затишье.

Говорить о повальной заморозке проектов в каких-либо сегментах однозначно нельзя, ведь логистическая отрасль продолжает активно развиваться, несмотря на кризис. И сервисы доставки — это лишь вершина айсберга. Несколько снизился процент проектов от компаний промышленного производства, однако, это скорее временное затишье.

— Процесс автоматизации работы российских портов активизировался несколько лет назад — в том числе, были запущены федеральные программы, направленные на прозрачность движения грузов через порты. Что было достигнуто в этой сфере к началу года — повлияла ли пандемия на дальнейшее развитие проектов автоматизации портовой логистики?

— Несмотря на то, что пандемия наложила определенные ограничения на процесс внедрения программных продуктов в портах, нам удалось оптимизировать всю нашу проектную деятельность, благодаря внедрению новых управленческих технологий и продолжить эффективно внедрять наши решения на глобальных рынках. Так с началом пандемии не были остановлены текущие проекты компании, мы активно продолжаем работу в Порту Антверпена, Портах Луанды и Намиба (Ангола).

Еще одним обстоятельством, изменившим именно российский рынок крупных портов и терминалов — это курс на импортозамещение. В частности, появился реестр отечественного программного обеспечения (ПО), созданный Минкомсвязи России. Отечественные продукты, которые туда попадают, становятся рекомендованными для внедрения на российских предприятиях. Это важно, поскольку некоторые крупные компании сегодня вообще не рассматривают решения, которых нет в реестре. Именно поэтому мы прошли процедуру включения наших продуктов в данный реестр.

Развитие рынка
— В этом году ваша компания отметила 25 лет работы на рынке комплексных логистических решений. Как изменился за это время сам рынок?

— Можно сказать, что рынок кардинально поменялся за 25 лет. Когда мы только начинали в конце девяностых — начале двухтысячных, мы были первыми, «пионерами» в области как складской автоматизации в России, так и портовой. Главной задачей на тот момент было просветить клиента, рассказать ему о новой технологии, заразить его самой идеей автоматизации. Ну и, конечно, клиенты подписывались, даже несмотря на то, что система имела только базовую функциональность, и мы дорабатывали систему уже на проекте. Получив первый опыт, стали пытаться тиражировать систему для компаний со схожими процессами. Так и стал появляться продукт в современном его понимании с отточенной архитектурой, модулями, минорными и мажорными релизами.

На тот момент это скорее был «рынок продавца» и ценообразование было соответствующее. Тогда мы конкурировали, в основном, с западными системами, которые пытались выходить на российский рынок, однако чаще всего не очень успешно, т.к. стоили очень дорого, а адаптированы для российского рынка не были.

— Какие решения пришли на смену первому поколению?

— Сегодня рынки автоматизации объектов логистики — это зрелые рынки, на которых работает более 50 различных игроков, другими словами, это во многом «рынок покупателя», и именно клиент диктует свои условия, ведь у него есть выбор. Сегодня уже больше не покупают решения «на заказ», а ищут готовые проверенные системы за адекватные деньги и с возможностью простой доработки. Системы стали выравниваться по функционалу, но скорее декларативно, начались конкурентные и, в том числе, ценовые войны. Как бы то ни было, система Solvo.WMS по-прежнему удерживает лидерские позиции и в одиночку занимает второе место после всех решений разных вендоров на базе 1С, по данным ежегодного исследования информационно-исследовательской группы "Склады России". Важно и то, что 1С-френчайзи работают даже с самыми небольшими клиентами и микро-складами, а мы фокусируемся на рынке средних и крупных компаний.

Сегодня рынки автоматизации объектов логистики — это зрелые рынки, на которых работает более 50 различных игроков, другими словами, это во многом "рынок покупателя", и именно клиент диктует свои условия, ведь у него есть выбор

— Как меняются со временем сами запросы бизнеса?

— Сегодня крупные заказчики часто хотят получить решение «под ключ» из одних рук, особенно если это крупный инвестиционный проект, скажем класса greenfield, где идет строительство, а склад или терминал запускается с нуля. Все больше клиентов ищут комплексные решения на стыке разных технологий, например WMS и Yard management или WMS и TOS [Terminal Operating System — операционная система контейнерного терминала — ред.]. Еще 10 лет назад более активно развивалось складское направление, рынок переживал бурный рост. Сегодня сам рынок почти не растет и стабилизировался, перераспределение долей рынка игроков минимально от года к году.

Новые технологии

— Какие реализованные компанией проекты вы считаете наиболее значимыми? Почему?

— За 25 лет работы мы стали лидерами в области автоматизации технологических процессов на контейнерных терминалах в России, к началу 2020 года система управления Solvo.TOS была внедрена на большинстве крупных морских и железнодорожных контейнерных терминалах от Балтики до Дальнего Востока России и продолжает развиваться. В этом году вышла новая версия нашей объединенной системы Solvo.TOS 7.0, которая позволяет в едином информационном поле автоматизировать все процессы управления обработкой как контейнерных грузов, так и генеральных, и накатных. За последние годы команда "Солво" активно продвинулась в развитии своего комплексного решения для управления железнодорожными операциями. Клиенты "Солво" — это такие компании, как РЖД, "Трансконтейнер" и в целом Global Ports в России, Universal Logistics Services в Узбекистане и другие крупные операторы. Думаю, что это значимо.

— Какие дальнейшие цели?

— С точки зрения наращивания функциональности, то на ближайший год — это полная автоматизация Ro-Ro терминала [от Roll-on/roll-off — закатываться/скатываться, накатные грузы — ред.], чтобы к контейнерному терминалу кроме генерального груза добавить полный цикл обработки накатных грузов.

— Как кризисы отражались на работе компании? Какие факторы влияли на устойчивость компании?

— Мы очень гордимся тем фактом, что нам удалось спокойно пережить все три кризиса и с достоинством продолжать развиваться. И я считаю, что ключом к успеху были и остаются: наша команда и выстроенные отношения с нашими клиентами. У нас сегодня более ста пятидесяти компаний на SLA сопровождении [от Service Level Agreement — соглашение об уровне сервиса — ред.]. Многие из которых работают с нами более 20 лет. Еще одним фактором, который давал нам иммунитет против кризисов — это очень низкий уровень закредитованности. Мы почти никогда не берем банковских кредитов и рассчитываем, в основном, на свои силы. Да, возможно это несколько тормозит взрывной рост, однако обеспечивает нам хорошую подушку безопасности.

— В каком направлении, на ваш взгляд, будет развиваться ПО для автоматизации работы портов и терминалов в течение ближайшего десятилетия?

— Что касается автоматизации портов, то мы видим, что во всем мире возрастает интерес к комплексным решениям для управления разными видами грузов в порту, не только отдельно контейнерным, или отдельно Ro-Ro, или генеральным грузом, а всеми видами в единой системе. Если говорить о будущем ИТ-решений для портов, то клиенты требуют все больше гибкости и простоты. Если раньше все тяготели к монолитным решения, то сейчас медленно, но верно индустрия обращается к так называемым микросервисам. А это всего-навсего новый вид сервисно-ориентированной архитектуры, который позволяет внедрять и вводить любую систему не целиком, а модульно. Каждый модуль, как отдельный независимый сервис, который легко и бесшовно стыкуется с любым другим. Идея во многом стала актуальна благодаря развитию SaaS [software as a service — программное обеспечение как услуга — ред.], IaaS [Infrastructure-as-a-Service — инфраструктура как услуга — ред.] и PaaS [Platform as a Service — платформа как услуга — ред.] и других форм облачных решений для бизнеса. И мы также активно двигаемся в этом направлении, создаем прототип решения на новой архитектуре.

Клиенты требуют все больше гибкости и простоты. Если раньше все тяготели к монолитным решения, то сейчас медленно, но верно индустрия обращается к так называемым микросервисам.

Среди тенденций развития WMS в России можно выделить интеграцию с государственными системами маркировки товаров, в частности «Честный знак» и ЕГАИС. Продолжится развитие интеграции WMS систем с высокотехнологичным оборудованием, таким, как системы оптимизации погрузки, системами видеонаблюдения, складами-автоматами и сортировщиками паллет, AGV, дронами-беспилотниками для инвентаризации и т.д. Еще одна тенденция, характерная для вендоров WMS — создание единых платформ уровня SCE [Supply Chain Execution – ред.] и шире — SCM [Supply chain management – ред.]. Появление модели продаж по технологии SaaS. Также появились многочисленные механизмы по автоматизации приемки на склад, как с использованием принтеров-аппликаторов, так и без, механизмы группового отбора, оптимизации хранения, инвентаризации склада с помощью дронов и самоходных штабелеров. За этим будущее.